главная страница правила rss экспертная площадка
 
 

Мнение: Как остановить утечку мозгов - Георгий Георгиев, академик РАН

В рамках раздела на i-Russia «Мнение» публикуем статью академика РАН Георгия Павловича Георгиева о том, как можно остановить «утечку мозгов» молодых специалистов из России

 

В сравнительно недавней передаче «Постскриптум» Пушкова я еще раз услышал об известной и из других источников новой волне эмиграции, которая захватывает в основном талантливую научную молодежь.  К сожалению, наши СМИ часто констатируют недостатки, но ничего не предлагают для их исправления.  Предложение создать не одно, а десять Сколковых, по крайней мере, несерьезно.  Да и руководство страны не особенно прислушивается к таким передачам. 

Между тем, есть примеры, когда простыми мерами и без особенно больших затрат этот процесс можно затормозить, одновременно подняв уровень нашей науки.  Как специалист в области молекулярной биологии, я буду говорить только об одной области науки – молекулярной и клеточной биологии (МКБ), которой, однако, во всех передовых странах придается первостепенное значение: расходы на нее составляют около половины всех расходов на науку (в США – более 30 млрд. долларов, или около 1 триллиона руб. в год).  Это легко объяснимо, так как МКБ является фундаментом медицины и биотехнологии. 

Что надо для того, чтобы сделать работу в российской науке привлекательной для нашей талантливой молодежи? 

Во-первых, необходимо иметь достаточное число первоклассных лабораторий, куда молодой человек мог бы пойти работать после окончания ВУЗа или после аспирантуры, где он мог бы повышать квалификацию и вести научную работу на мировом уровне, получая при этом достойную зарплату (на сегодня не менее 30 тыс. руб. в аспирантуре и 50-60 тысяч после защиты диссертации). 

Во-вторых, он должен иметь ясную перспективу, что в случае выполнения важных фундаментальных или инновационных исследований он сможет получить самостоятельную позицию еще в молодом возрасте и работать уже над реализацией собственных идей.  При этом, если его работа будет успешной, он получит адекватное финансирование для поддержки сотрудников и проведения экспериментов. 

В-третьих, должна быть уверенность в завтрашнем дне, что финансирование не будет внезапно отменено или сокращено, а, наоборот, станет постепенно увеличиваться пропорционально инфляции. 

В-четвертых, для многих большую роль играет квартирный вопрос.  Сейчас в крупных центрах цены на жилье столь высоки, что снять, а тем более приобрести его – не по карману даже хорошо оплачиваемым ученым.  Особенно остро вопрос стоит для ученых, приехавших из провинции.  Не надо забывать, что молодые ученые создают и молодые семьи. 

Система, удовлетворяющая большинству из выше перечисленных требований, кроме четвертого, была реализована в 2003 г. в РАН как экспериментальная программа Президиума РАН «МКБ» при поддержке президента Ю.С. Осипова и вице-президента Г.А. Месяца.  В программе были установлены крупные по тем временам гранты (до 4 млн. руб. в год на лабораторию) сроком на 5 лет.  Такие гранты выдавались только по-настоящему сильным и продуктивным лабораториям, отобранным на основании независимой экспертизы и публикаций в высокорейтинговых международных журналах.  Конкурс в программе был полностью прозрачным. 

В результате более 100 наиболее сильных лабораторий, работающих в области МКБ, получили возможность реализовывать свои исследования на высоком мировом уровне и выплачивать приличную зарплату сотрудникам и аспирантам.  Существенно, что именно в лабораториях, работающих в фундаментальной науке, происходит наиболее быстрый рост высококвалифицированных кадров, что, естественно, привлекательно для молодежи.  Первое и третье условия были удовлетворены: молодым талантам было, где начинать свою научную карьеру и в случае успеха продолжать работать на передовом мировом уровне. 

Важной особенностью программы МКБ было то, что поддерживались не только существующие лаборатории и группы, но также создавались новые научные подразделения под руководством наиболее успешных молодых ученых, не имеющих пока независимой позиции.  Конкурс проводился по тем же принципам отбора сильных и продуктивных, но не между коллективами, а между индивидуальными учеными.  Условием было согласие любого института РАН предоставить ученому в случае выигрыша гранта место для работы и возможность пользоваться институтским оборудованием.  Грант на такую «Новую группу» выдавался на 3 года с правом продления по конкурсу еще на три года при условии успешной работы.  Таким образом, удовлетворялось второе условие для сохранения в России лучших молодых кадров.  Конкурс на Новые группы был открыт и для наших граждан, работающих за рубежом. 

Функционирование программы привело как к усилению научных результатов, так и к сохранению талантливых молодых ученых в России.  Конечно, для всех ставок не хватало, но лучшие оставались в России, а на запад ехали более слабые.  Начался и процесс возвращения успешно работающих соотечественников на постоянную работу в Россию.  Конкурс среди них был даже выше, чем среди наших ученых.  Большая часть руководителей Новых групп оправдала возлагаемые надежды.  Они в большинстве своем защитили докторские диссертации и стали заведующими лабораториями, что привело к определенному омоложению нашей науки.  Система в общем работала эффективно и стоила не слишком дорого – 260 млн. руб. в 2009 году по Центральному региону России (без Урала, Сибири и Дальнего Востока).  Казалось, она могла бы стать образцом для организации в других областях науки. 

Однако из-за непрерывной инфляции размеры грантов, достаточные в 2003 г., стали явно недостаточными к 2009 г.  Требовалось удвоить финансирование программы.  Вместо этого, в 2010 г. произошла катастрофа.  Финансирование РАН снизили на 10%, а РАН понизила финансирование программы МКБ почти на треть.  Как оправдание приводилось то, что ряд расходов РАН, например на базовую зарплату, понизить нельзя по закону.

Вся система оказалась на грани разрушения.  Особенно в глупом положении оказались вернувшиеся на постоянную работу из-за рубежа.  Им обещали на группу 2 млн. руб. в год, а выдали лишь 1,4 млн.  Особенно вопиюще это выглядело на фоне программы Министерства образования и науки (МОН), в которой давалось 2 млн. руб. в год нашим гражданам, приезжающим из-за рубежа, но не на постоянную работу, а на два месяца.  Эта программа как бы специально направлена на вывоз лучшей молодежи за рубеж.  И эта программа в 2010 и 2011 гг. благополучно функционировала!

В 2010 г. 119 ведущих молекулярных биологов обратилось к Президенту РФ и Председателю Правительства РФ с просьбой спасти программу МКБ путем выделения на нее дополнительно 400-500 млн. руб. в год (на всю страну).  Обращение нашло поддержку в МОН, РАН, Министерстве социального развития и здравоохранения, но заявка об увеличении на эту сумму финансирования программы, направленная МОН в Министерство финансов, была отвергнута.  Интересно, что чиновники Минфина даже отказались обсуждать с учеными этот вопрос.  Результаты начали сказываться – целый ряд сильных кандидатов наук из лабораторий, работающих по программе МКБ, уже эмигрировали в 2010 г. 

Что будет далее – предсказуемо.  РАН возместила примерно половину изъятых в 2010 г. денег, но этого явно недостаточно.  Особо хочется подчеркнуть, что подрыв программы МКБ не связан с недостатком денег – он происходит на фоне огромных вкладов в разные программы МОН.  При этом МОН не может поддерживать фундаментальную науку, а без нее у страны не будет и настоящих инноваций. 

Итак, поднятый в СМИ вопрос об остановке утечки мозгов в нашей стране может быть решен путем создания и поддержки программ фундаментальных исследований в разных областях науки, сначала в некоторых определенных, а потом и в остальных, если эти программы будут отвечать изложенным выше требованиям.  Стоимость обсуждаемых мер существенно ниже, чем стоимость последующего приглашения уехавших за рубеж и ставших там лидерами ученых, а эффективность гораздо выше, учитывая, что именно в молодом и среднем возрасте обычно делаются важнейшие открытия. 

Таким образом, главные условия для удержания талантливых ученых – достаточно высокое финансирование, его стабильность и постепенный рост для лучших лабораторий и Новых групп, у нас не выдерживаются, что обрекает на провал любые усилия.  Цена такой поддержки невысока.  Нужна лишь воля руководства. 

Конечно, целесообразно не ограничивать программы рамками РАН, но существующие в программе МКБ правила, которые обеспечивают прозрачность и честность конкурса, необходимо сохранить.  Прежде всего, из конкурсов следует исключить игру на понижение (ст.94-ФЗ), что превращает конкурс в покер.  Кажется, этот вопрос решается.  Надо также резко сократить ненужную бумажную работу, которая исключает занятия руководителя наукой.  Все эти меры можно найти в правилах МКБ (см. molbiol.edu.ru).

Я не остановился на четвертом условии – обеспечении жильем в центрах, где делается наука.  Это особая тема.  Определенные шаги в этом направлении делаются, но они пока недостаточны для решения вопроса.  Об этом – в другой статье.

/static/img/blogs/link16x16px.png /static/img/blogs/vkontakte16x16px.png /static/img/blogs/facebook16x16px.png /static/img/blogs/twitter16x16px.png /static/img/blogs/blogsmailru16x16px.png /static/img/blogs/google16x16px.png

9 сентября 2011 года, 14:49